Главная  Строительство 

Из жизни «зимогоров»

После того как советские времена канули в Лету, память последнего царя и его

 

Баллада о Нижней Даче

 

семьи была реабилитирована. Но в отличие от памяти не многие архитектурные памятники, бывшие свидетелями царской эпохи и разрушенные большевиками, восстановлены на сегодняшний день.

 


 

«Тема Нижней Дачи – интересная и волнительная»— начал Вадим Валентинович. На самом деле, дворец, бывший свидетелем последних надежд и молитв царской семьи, где родился наследник и где было получено известие о начале 1-й мировой войны, дворец, оставшийся целым и невредимым в смутные времена и взорванный в 61-м просто так – без сомнения, заслуживает внимания.

 

Воспользовавшись информационным поводом – столетием со дня рождения царевича Алексея, директор музея-заповедника «Петергоф» Вадим Валентинович Знаменов провел пресс-конференцию в центре ИТАР-ТАСС на тему восстановления последнего дворца Романовых – Нижней Дачи.

 

Изначально парк «Александрия» принадлежал Александру Меншикову, затем здесь охотилась Анна Иоанновна. Александр I передает парк брату Николаю, который в свою очередь дарит его жене Александре Федоровне. «Александрия» получает свое название именно в этот период.

 

Экскурс в историю

 

Эту дачу семья Николая особенно любила. Здесь было не так шумно, как в других резиденциях, из окон просматривалась широкая морская перспектива. На этой даче в 1904 году рождается долгожданный наследник Алексей. В 1905 году семья приезжает из взволнованного Петербурга именно сюда, где у причала стоит знаменитая яхта императора. В крайнем случае на ней можно было уйти в море. Но тогда все обошлось…

 

В 1885 году Александр II распоряжается о строительстве здесь «Нижней дачи». Здание напоминает итальянскую виллу из двухцветного кирпича – желтого и красного. Через несколько месяцев после окончания строительства здание переходит к Николаю II.

 

Удивительно то, что на Даче сохранились все вещи Романовых. Во время грабежей дворец не пострадал. В первые годы советской власти здесь был организован музей, который был оценен по достоинству самим Сталиным. Но и век музея был не долгим. Вскоре здание облюбовывают товарищи из НКВД. Перед заселением смотрителю музея было дано 24 часа на вынос «самых ценных» вещей. Дача прекращает свое существование в 1961 году. Ее взрывают якобы для того, чтобы дети подвергались риску, играя на ее развалинах…

 

Многие дворцы претендуют сейчас на звание последнего места пребывания царской семьи. Но, по словам г-на Знаменова, именно Нижняя Дача была последней. «В Александровском дворце в Царском Селе сидели под арестом уже граждане Романовы».

 

Проблемы современности

 

Долгие годы никакой вопрос о восстановлении комплекса не стоял.

 

Важно отметить, что восстановленная Дача будет использоваться в качестве музея, так что в проекте необходимо заложить служебные помещения, а также рассчитать конструкции лестниц в соответствие с предполагаемым функционированием.

 

Не так давно кто-то вспомнил, что на Нижней Даче родился святой мученик царевич Алексей. И вот уже второй год идут работы над проектом по восстановлению здания. Проект был заказан ЗАО «Собор» северо-западной Дирекцией Госстроя Российской Федерации. Как рассказал генеральный директор компании-проектировщика ЗАО «Собор» Владимир Леонтьев, в работе было занято около 20 специалистов. Часть завалов уже расчищена (здесь трудности в том, что необходимо от мусора отделять важные элементы, по которым возможно восстановить архитектуру), сохранился цокольный этаж.

 

По подсчетам специалиста ЗАО «Собор» на реконструкцию требуется затратить около 600 млн рублей. Директор музея-заповедника возразил, что можно обойтись и меньшей суммой. Но тем не менее…

 

При разработке проекта были найдены первоначальные чертежи, на которых обозначен даже план расстановки мебели. Сохранились многие детали интерьера. Уцелела даже обивочная ткань, хранившаяся в подсобных помещениях. Так что материала для восстановления Дачи достаточно. Осталось дело за малым – найти необходимые средства.

 

 

«Стремление к заселению пригородных местностей вызвано дороговизной жизни в Петербурге, и в частности, жилых помещений,— говорилось в книге «Санкт-Петербург и его жизнь», вышедшей в 1914 году.— Недостаток жилья, рост квартирных цен, перенаселение квартир, а также вздорожание предметов первой необходимости— все это толкает население в пригородные части».

 

Из жизни «зимогоров» В начале прошлого века, как и сегодня, петербуржцы были чрезвычайно обеспокоены постоянным ростом квартирной платы. Она увеличивалсь с каждым годом, что делало невозможным для горожан «средней руки» проживание в центре Петербурга. Выход из положения многие из них видели в переселении в пригороды.

 

Переселение в пригороды началось с того, что для значительного числа горожан становилось все выгоднее зимовать на даче. Так, многие дачные места в начале ХХ века утратили свой летний характер и приобрели статус поселка, заселенного круглый год людьми “среднего класса”, связанными по долгу службы со столицей. Горожан, зимующих на дачах, прозвали “зимогорами”, или “зимниками”.

 

В столице существовали газеты и журналы, специально посвященные вопросу переселения горожан в пригороды. Среди них— журнал “Поселок”, провозглашавший строками рекламы: “Чем за квартиру чужую денежки вечно платить, зимнюю дачу большую можно в рассрочку купить”. А журнал “Земельно-Поселковое дело” утверждал: “Возможность жить постоянно вне города— наиболее верное средство удешевления жизни». Свой вывод он подтверждал конкретными фактами: цены на жилище здесь в пять раз ниже столичных.

 

Так появились «зимогорские» поселки Князево (близ Петергофа), Новоселье (близ Троице-Сергиевой пустыни), Ольгино, Дружноселье, “Самопомощь”, Любань-Горка, Степановка, Подобедовка, “Дачное-Саблино” и др. Как писал журнал “Поселок”, вокруг петербургских болот с молниеносной быстротой появились уголки Крыма, Кавказа, Швейцарии, усиленно конкурирующие между собой размерами рекламы.

 

Тогда же, на рубеже веков, возникло совершенно особое явление— летне-зимние дачные поселки, в большом количестве разроставшиеся под Петербургом. За короткое время образовалась новая, как тогда говорили, “внегородская общественная единица”— загородные и пригородные “интеллигентные колонии-поселки”. Они возникали, как правило, на землях дворянских имений, отдававшихся внаем или продававшихся в кредит.

 

В качестве “зимогоров” чаще всего выступали семейные горожане, поэтому в поселках создавалась инфраструктура, характерная для постоянной, оседлой жизни больших семейств— строились магазины и школы и т.д. «Устройство низшей и средней школы в поселках, чтобы детям не нужно было каждый день ездить на учебу в Петербург, является самой насущной потребностью дачных местностей”,— утверждал в 1913 году журнал “Земельно-Поселковое дело”.

 


 

Однако если зимогоров можно было назвать “вынужденными переселенцами” из столицы в пригород, то существовал и другой поток горожан, стремившихся сознательно выехать из столицы и обосноваться на постоянное жительство в непосредственной близости от нее. Состоятельный слой петербургского населения— банкиры, коммерсанты, инженеры, врачи— тоже стали переезжать за город. Зарождающиеся тогда средства связи (телефон) и транспорт (автомобиль) позволяли не только иметь необходимый уровень комфорта, но и постоянно осуществлять со столицей надежную связь. В каком-то смысле это были “новые русские” своего времени.

 

Все заботы по обустройству зимогорского быта брали на себя местные Общества благоустройства— благодаря их деятельности проводились осушительные работы, налаживалось освещение, устраивалась канализация, строились железнодорожные платформы. Они же организовывали и досуг “зимогоров”.

 

…В 1912 году журнал “Огонек” в статье “Эволюция петербургских окраин” писал: “Не за горами уже превращение Петербурга в “мировой город”, состоящий из сети развившихся в обширные города пригородов и предместий”. Интересно, а что скажут будущие историки Петербурга про наше время?

 

Нагляднее всего этот процесс можно было наблюдать на примере петербургских Островов— Каменного и Крестовского, которые в начале ХХ века «обросли» богатыми загородными дачами. История повторяется, и теперь мы можем наблюдать нечто подобное – богатые петербуржцы вновь потянулись жить в пригороды. Практически везде под Петербургом ведется массовое коттеджное строительство. Каменный и Крестовский острова снова застраиваются элитарным жильем, это яркая примета нашего времени.

 


Альфапол - промышл.полы со специальными свойствами. Новый взгляд на кухню. «красная книга» для рыбацкого. Искробезопасные и антиэлектростатические полы альфапол&qu. «умный дом» в россии становится популярнее. Строительные проблемы. Выставка-смотр госзаказ. Академия сна. Риск – благородное дело... страховщиков!. Если без моря жизнь не в радость….

Главная  Строительство 



0.0011

 
Яндекс.Метрика