Главная  Строительство 

Новое строительствов историческом городе


Между «Дельвигом» и «пассажем»

 

Среди современных «новоделов» в историческом центре города «дом с колоннами» на Владимирской площади вызывает едва ли не самую ожесточенную критику со стороны петербургской общественности, причем не только архитектурной. На страницах нашего журнала мы тоже уже не раз писали об этом здании, которое росло буквально на глазах и, постепенно, как монстр, нависало над окружающей его старой застройкой, в том числе и над знаменитым «домом Дельвига».

 

Место, на котором вырос сей «шедевр» современной архитектуры, - поистине многострадальное. «Дом Дельвига», вплотную к которому пристроили новую громадину, был приговорен к сносу в конце 1980-х годов, когда возводили станцию метро «Достоевская». Однако тогда, благодаря широкому общественному резонансу, «дом Дельвига» - один из символов пушкинского Петербурга, удалось отстоять. Власти пошли на попятную, и метростроители изыскали возможности построить станцию, не разрушая историческое здание.

 


 

Что же касается того участка на Владимирской площади, между «домом Дельвига» и «Владимирским пассажем», то здесь некогда стоял еще один дом. В нем находилось народное училище, названное по церковному приходу «Владимирским». Любопытно, что в этом училище работали курсы по естественным и историческим предметам, и одно время лекции по химии читал здесь сам Дмитрий Менделеев. Домом этим пожертвовали в 1980-х годах ради строительства метро, а затем тут появилась несимпатичная площадка перед станцией метро «Достоевская», больше напоминавшая дырку в заборе.

 

Однако после этого страсти на Владимирской площади не улеглись. Следующим кандидатом на снос оказался дом напротив Владимирского собора. Построенный в 1904 году по проекту финского архитектора А.Шульмана, он оказался единственным в Петербурге представителем стиля «югенд» – разновидности «северного модерна». Благодаря вмешательству общественности этот дом также удалось отстоять, однако затем он простоял бесхозным почти полтора десятилетия, после чего был восстановлен и встроен в торговый комплекс «Владимирский пассаж». Реконструкция стала удачным примером включения исторической постройки в новое сооружение, причем фасады здания были бережно отреставрированы.

 


«Cовременный дворец для современного b2b а»?

Вокруг чего же разгорелись нешуточные страсти? Пора предоставить слово и противоположной стороне, тем более что она, видя негативную реакцию общественности, сделала немало для пропаганды благоприятного отношения к своему «детищу». Одна из PR-публикаций появилась в мае нынешнего года в журнале «Строительство и городское хозяйство» (№ 85). Как звучит в ней, «стильный современный фасад здания представляет сплав традиций и новаций, удивительно гармонично вписавшийся в архитектурный ансамбль Владимирской площади».

 

С благородной идеи устранить эту «дырку», прикрыв малоприглядное здание станции метро, и началось строительство нового здания на Владимирской площади. Речь шла о том, что новая постройка будет напоминать фасад существовавшего здесь здания. Поначалу так и было, однако затем этажи стали расти все выше и выше, здание разрослось во все стороны, а затем в придачу ко всему наверх «взметнулась» еще и гигантская колоннада. Неслучайно «острые языки» прозвали дом «монстром с колоннами».

 

Заказчиком строительства выступает ООО «Фэствэй», генподрядчиком – ООО «Строй Профиль», входящие в холдинговую компанию «Фастком». Генеральным проектировщиком является ОАО «ЛенНИИпроект», а конструктивные чертежи и проект подземной части здания разработала фирма ООО «Петер-ГИБ». Интересы собственников проекта Regent Hall представляет управляющая компания «Регент Холл».

 

Итак, что же мы имеем? Восьмиэтажная новостройка на Владимирской площади носит претенциозное название Regent Hall. Это не что иное, как торгово-офисный центр, провозглашаемый как «современный дворец для современного b2b а». Три этажа займут торговые площади, на четвертом разместится «зона питания», причем днем она будет представлять европейскую столовую с высоким качеством питания и относительно доступными ценами, а вечером трансформироваться в ресторан, бар и кофейню. На верхних этажах комплекса разместится b2b -центр.

 

Еще в 2002 году строительство комплекса прошло согласование со всеми инстанциями, а в 2005 году проект прошел повторную процедуру согласований. Правда, когда на заседании совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга в начале декабря прошлого года губернатор города Валентина Матвиенко, выслушав негативные мнения специалистов по поводу стройки на Владимирской площади, поинтересовалась, как же проходило согласование столь спорного проекта, внятного ответа почему-то не последовало…

 

Нельзя не признать, что само по себе сооружение такого масштабного комплекса в непосредственной близости от старых зданий и станции метро является делом рискованным и чрезвычайно сложным. Поэтому заказчики особенно подчеркивают использование уникальных технологий строительства. Подземная часть Regent Hall буквально насажена на наклонный ход станции метрополитена, который теперь укрыт монолитными железобетонными плитами, опирающимися на мостовые конструкции. Кроме того, в заслугу себе заказчики ставят «стильный дизайн, использование дорогостоящих натуральных материалов и высокотехнологичность».

 


Под угрозой – «доме Рогова»

 

Спору нет, из окон панорамных офисов представительского класса откроется прекрасный вид на Владимирский собор и площадь. Что же касается обратного взора, то здесь все гораздо сложнее. Наверное, по-настоящему оценить это уникальное в технологическом плане, но весьма спорное в архитетурно-художественном отношении здание можно будет лет через десять, когда мы к нему привыкнем, и оно, дай Бог, перестанет восприниматься чужеродным объектом на старинной Владимирской площади.

 

Пока кипят страсти вокруг комплекса Regent Hall, угроза исчезновения нависла еще над старинным зданием по соседству. Речь идет о «доме Рогова» (Загородный пр., 3), сооруженном в 1833 году и явлющимся уникальным представителем застройки Петербурга пушкинских времен. Он входит в список вновь выявленных объектов культурного наследия и находится в пределах Объединенной охранной зоны Петербурга.

 


 


Что говорят эксперты

Дмитрий Шерих, историк Петербурга, шеф-редактор газеты «Санкт-Петербургские ведомости»:

 

Депутат Законодательного собрания Петербурга Алексей Ковалев обратился к губернатору города с депутатским запросом по поводу планируемого сноса этого дома для строительства административного здания. По его словам, «разрушение «дома Рогова» нанесет непоправимый ущерб историческому облику площади и окончательно разрушит подлинность и очарование этого любимого горожанами места». Алексей Ковалев убежден, что «зможно решить проблему привлечения инвестиций для реконструкции исторического здания, не прибегая к его сносу».

 

Александр Марголис, генеральный директор Международного благотворительного фонда спасения Петербурга-Ленинграда:

 

«Не помешало бы уважение к Петербургу господам архитекторам, активно уродующим сейчас город. Стеклянная стена за Казанским собором, Монблан на Выборгской стороне, ужасающий монстр над Владимирской площадью... Похоже, их создателей ничуть не волновало, впишутся ли новые постройки в старые петербургские кварталы».

 

 


 

 

Спору нет, северной столице нужна современная инфраструктура, но город – это не только система транспортных артерий, но и сложившееся культурно-историческое наследие. Не просто скопление отдельных зданий, но и система панорам и видовых точек, своеобразное художественное единство.

 

Вопрос о возведении новых сооружений в историческом центре Петербурга в последние годы приобрел небывалую остроту. Многие представители общественности бьют тревогу: никакое пресловутое «развитие города» не оправдывает тех жертв, которые приносятся ради него.

 


О вреде подражания

Одним из ключевых понятий Вадим Басс назвал «контекст», то есть, проще говоря, то окружение, в котором вырастает новая постройка. И вот какая получается закономерность: в тех случаях, где архитекторы не подражают «контексту», они оказываются весьма продуктивны. Если же зодчий ориентируется на какой-либо образец, пытается подстроиться под него, то «копия» обычно проигрывает «оригиналу».

 

Кандидат искусствоведения, преподаватель Европейского университета Вадим Басс попытался проанализировать нынешние баталии с «академической» точки зрения. Отбросив эмоции в сторону, понять, почему же так чужеродно выглядит современная архитектура в облике старого Петербурга.

 

А если копнуть, что называется, глубже, то прослеживается такая мысль: начиная с петровских времен наш город заимствовал архитектурные стили, как бы повторяя облик европейских городов. Надо ли сегодня копировать заимствования прошлых веков? Уж лучше качественная современная архитектура, чем простое подражание.

 

Одна из главных причин подобного явления в том, что «подражательные» постройки создаются архитекторами, выросшими на другом отношении к форме и деталям, нежели это было век назад. Ведь архитектура эпохи модерна – последняя, создававшаяся доиндустриальными методами, то есть с точки зрения «логики ее созидания» она ничем не отличалась от зодчества XVIII – XIX веков.

 


 


Уважайте городскую среду!

Среди самых отрицательных примеров последних лет Вадим Басс назвал «Регент-Холл» на Владимирской площади. Заметим, редко какое здание вызывает столь однозначные негативные суждения в обществе. «Этой постройкой старый Петербург закончился, – считает Вадим Басс. – Она нарушает композиционный принцип устройства градостроительной среды. Ведь Петербург исторически – фасадный город, то есть городское пространство создается линиями зданий. Здесь же получается наслоение одного плана на другой, подобно некой террасе. Такой принцип допустим в других городах, например, в Москве, где совершенно иной ландшафт. Здание «Регент-Холла» явно создано людьми, имеющими представление об истории архитектуры, но в целом оно убивает городскую среду».

 


Учиться – не на своих ошибках

Вадим Басс обратил также внимание на то, что те попытки внедрения в сложившуюся среду, которую можно наблюдать сегодня, совершенно различны с точки зрения архитектурного качества. А осуществленные проекты делятся на те, что остаются в одиночестве, и те, которые начинают повторяться. Именно такое тиражирование произошло на маленьком пространстве возле отеля «Санкт-Петербург». Что уж тут говорить о предлагаемых небоскребах! Если только появится газпромовская «кукурузина», то нет никакой уверенности, что назавтра подобными башнями не будет застроен весь город…

 

Еще один печальный пример – нагромождение высотных построек возле отеля «Санкт-Петербург», которое радикально меняет общую логику города. Ведь главная особенность петербургской архитектуры – горизонтальность, при которой отдельные здания являются высотными доминантами. Однако сочетание горизонтальной линии и вертикальных всплесков – это одно, а появление в одном и том же месте скопления вертикальной массы – совсем другое.

 

Кстати: Классический пример неудачного подражания: здание дирекции хоккейного чемпионата на Моховой улице заметно уступает своему соседу – простому жилому дому начала ХХ века.

 

Очень многие явления в Петербурге, с которыми мы сегодня сталкиваемся, в Европе уже происходили. К примеру, парижский район небоскребов «Дефанс» считается удачным примером вывода современной архитектуры за пределы города, а строительство в Лондоне рассматривается как образец неаккуратного отношения к городской среде. Одним словом, есть примеры и позитивные, и негативные, но они есть, и на них можно учиться.

 


Природа прочностных свойств лакокрасочных покрытий. Нержавеющие материалы как перспективное направлениев секторе строительства. Антиэлектростатические промышленные полы «альфапол ак»тм. Нацпроект «доступное жилье» и… свобода слова. В наступивший год – уверенно и с оптимизмом!. Gerard, который живет на крыше. Позитивные окна от «позитрон-пласт». Шкафы-купе. Три века по плану. Противопожарные двери и… штукатурки. Новогодний декор по-шведски!. Лизинг техники и оборудования - «единственно прогрессивный метод!». Феи здорового микроклимата.

Главная  Строительство 



0.001

 
Яндекс.Метрика